Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

я

Парадокс Вайнштейна-Полански

В мире искусства, как и в философии, множество парадоксов. Вот только формальная логика в окружении лицемерия творцов откровенно пасует. Например, в последнее время я с большим интересом изучаю парадокс Вайнштейна-Полански.

В чем проблем с Полански? Этот, без сомнения, талантливый режиссер попался на увлечение «молодым мясцом», как говорили в семидесятых в среде творцов. При этом, не всегда добровольном. В 1977 году он пригласил 13-летнюю модель к себя домой, чтобы обсудить какие-то съемки. Там дал ей шампусик с наркотой и провел краткий мастер-класс по оральному и анальному сексу. Наверное, он думал, что начинающая моделька будет благодарна, но та написала заявление в полицию.

В центре Полански, его жертва - в красном кружке
Collapse )
я

МакМафия: как русский лубок победил на Би-Би-Си

В сети появилась новость о том, что проект продлен на второй сезон и это хороший повод, чтобы о нем поговорить. Тем более что на сериал вылили буквально тонны патоки и рекламы, но никто не отнесся к "МакМафии" серьезно. Даже портал Кинопоиск расщедрился статьей, в которой привел целых пять причин смотреть проект в обязательном порядке. Конечно, почти все эти причины можно свести к понятному даже ребенку тезису: свое не воняет, жрите.

Collapse )
я

(no subject)

Прочитал две книги Чарли Уильямса из его сериала «Ройстон Блэйк». Во флибусте их с перепугу засунули в криминальный детектив. Это конечно не правильно. Это все равно, что «Женщины» Буковски определить в «любовные романы». Там ведь тоже о любви, правда? Если кратко, то романы «Мертвецы» и «Сигареты и пиво», это как бы контркультура завернутая в обложку детектива. В чистом виде «постмодерн» контркультуры в эпоху полного поглощения мейнстримом. Это я не ругательства ради. Главный герой этакий английский гопник, который по жизни зарабатывает вышибалой в ночном клубе и живет в городишке, где к многим вопросам морали относятся… Ну, можно сказать, что не относятся вообще. Выпивка, бабы, грабежи, убийства. Что-то мне подсказывает, что книга была написана уже после «Бешеных псов», «Карты, деньги, два ствола». И понятное дело после торжества образа безжалостного ублюдка в английской литературе, поэтому романы лично мне показались вторичными, хотя и ладно скроенными. Когда читаешь, чувствуешь что автору ничего и доказывать не надо, он работает со сложившими образами, своего рода штампами, готовыми для приложения куда угодно и особенно хорошо ложащиеся на «плохого парня» в криминальных детективах. С одной стороны создается вполне достоверный человек, а с другой стороны – читатель как бы всегда может отстраниться от главного героя, сославшись на то, что он-то, дескать, и не такой, он-то вполне себе добропорядочный член общества. И все останутся довольны, что является необходимым условием для коммерциализации чего-либо.